Ильхам Шабан: В энергетике у России нет рычагов давления на Азербайджан

Ильхам ШабанКонкуренция на Европейском газовом рынке, вопросы реализации проектов Трансанатолийского (TANAP) газопровода и Nabucco, Южного потока и Южного газового коридора и другом рассказывает гость моего блога,  эксперт по энергетике и главный редактор онлайн-журнала Caspian Barrel Ильхам Шабан.

По словам эксперта, конкуренция на европейском газовом рынке усиливается и в ЕС уже опасаются политических подкупов для вхождения на новые рынки и сохранения старых рынков со стороны Газпрома. “В энергетическом плане у России нет рычагов давления на Азербайджан, но Кремль давить, скорее всего, в вопросе Нагорного Карабаха”, – считает Шабан. – “Тандем Москва-Ереван может нагнетать военно-политическую обстановку в регионе, тем самым создавая напряженность вокруг трубопроводов”.

– Сейчас на первый план выходит проект Транс-анатолийского газопровода. Каковы его реальные перспективы? Какова будет мощность трубопровода?

– Трубопровод TANAP, скорее всего, попадет в книгу рекордов Гиннеса в двух категориях: от появлении первой фразы о нем и до заключения коммерческого соглашения, и от заключения контракта до начала строительства.

Отмечу, что первый раз информация о том, что будет построен магистральный газопровод, охватывающий всю территорию Турции, появилась 28 октября 2011 года. Это было после того, как в Измире 25 октября между Азербайджаном и Турцией был подписан Пакет газового соглашения о транзите азербайджанского газа. 18 ноября прошлого года на международной конференции в Стамбуле президент Госнефтекомпании Ровнаг Абдуллаев впервые озвучил название трубопровода Trans Anadolu Boru Hatti (Трансанатолийский трубопровод). Лишь 29 декабря того же года в Анкаре в ходе подписания Межправительственного Меморандума по данному трубопроводу было четко сформировано его нынешнее название TANAP, а также определено долевое участие сторон в проекте: 80% у Госнефтекомпании Азербайджана и по 10% у госкомпаний Турции – BOTAS и TPAO. 26 июня 2012 года в Стамбуле в присутствии президента Азербайджана и премьер-министра Турции были подписаны коммерческие соглашения по газопроводу TANAP.

То есть, от появления в виде идеи до подписания контракта ушло всего 8 месяцев. Для сравнения можно отметить, что мега газоинфраструктурный проект Nabucco появился на свет в 2002 году и до сих пор по нему не подписано коммерческого соглашения. То же самое можно сказать о проекте газопровода Trans Adriatical Pipeline.

В августе 2012 года уже была создана компания TANAP Co. B.V., которая возьмет на себя ответственность за всю работу в период строительства газопровода, а затем станет и управлять им. Эта компания регистрацию прошла в Нидерландах, а ее штаб-квартира будет располагаться в Турции.

В сентябре SOCAR объявила о возможности снижении своего пая в TANAP Со. до 51%. В конце октября три компании – партнеры по проекту “Шах-дениз” направили Госнефтекомпании Азербайджана свои предложения по разделу данного пая. Он выглядеть так: ВР-12%, Statoil-12% и Total – 5%. До конца года это предложение будет рассмотренно и будут подписаны соответствующие документы о купле-продаже пая Госнефтекомпании.

Согласно последнему заявлению президента SOCAR Ровнага Абдуллаева, начало строительство TANAP запланировано на декабрь 2013 года. Завершение строительства трубопровода протяженностью 1790 км и первичной годовой пропускной способностью 16 млрд. кубометров, намечено на IV квартал 2017 года.

– Что в связи с появлением новых проектов ждет Nabucco? Остается ли вероятность запуска проекта, и если да, то когда ориентировочно начнется строительство?

– В конце июня 2012 года проект Nabucco-West, можно сказать, получил новое дыхание. Ведь до этого как в региональной, так и в мировой прессе публиковалось множество негативных статей. Причем многие из них были не безосновательны, так как участники проекта Nabucco-West в реальности ничего нового не предлагали. Но, после того, как 26 июня текущего года международный консорциум “Шах-дениз” определил Nabucco-West одним из приоритетных проектов в выборе маршруте Европы, то с того периода действительно изменилось многое. 9 августа группа экспортеров газа по проекту “Шах-дениз” подписала финансовое соглашение с трубопроводным проектом ТАР (Трансадриатический газопровод).

После этого аналогичное соглашение планируется подписать также с участниками проекта Nabucco-West. По последнему заявлению представителей данного консорциума, это произойдет до конца текущего года. Почему “Шах-дениз” одновременно с двумя инфраструктурными проектами подписывает промежуточный контракт? Дело в том, что подписывая такие соглашения, ВР и партнеры, во-первых, создают более ожесточенную конкуренцию между трубопроводами, тем самым добиваясь для себя наиболее лучших условий транспортировки газа и, во-вторых, внедряются в проекты для дальнейшей транспортировки азербайджанского газа конечным потребителям в Европе.

Что касается самого проекта Nabucco, то он не существует уже с начала февраля текущего года. Именно тогда участники проекта Nabucco выступили с предложением перед ВР и партнерами об укороченном варианте проекта – Nabucco-West. С того периода на повестке дня существует именно этот проект, а появление проекта TANAP сделал Nabucco уже невозможным, так как Азербайджан турецкий участок мегаевропейского газопровода фактически уже отобрал себе, а параллельно этому трубопроводу нет никакого смысла строить новый, так как нет ресурсной базы. Всякое лоббирование проекта Транскаспийского газопровода – на сегодняшний день и в среднесрочной перспективе – лишь хорошее поле для маневров для политиков, а не среда обитания бизнеса.

Однако, теоретически, Nabucco еще нельзя похоронить! Выход из положения еще есть. Если два-три участника проекта Nabucco-West получат пусть даже небольшие паи в компании TANAP Co. (их общий пай может не превышать 10%), и участники TANAP получат долевое участие в европейском газопроводе, тогда Nabucco не юридически, а фактически будет реализован.

– Как может повлиять на реализацию проектов в рамках Южного коридора по поставкам газа из Каспийского региона в Европу, строительство российского Южного потока?

– Естественно, что конкуренция на Европейском рынке усилится. Сейчас я встречаю много комментариев со стороны Газпрома, Кремля и представителей Еврокомиссии о том, что Южный Поток и Южный газовый коридор не мешают друг другу и они не конкурируют между собой, но это не верно. Это я расцениваю, как чисто политические заявления. Дело в том, что география поставок показывает – на большинстве рынков каспийский и российский газ будут присутствовать параллельно, значит, за рынки компании будут бороться. А нынешняя ситуация со стороны ЕС – доказательство тому, что в этой борьбе они опасаются политических подкупов для вхождения на новые рынки и сохранения старых рынков со стороны Газпрома.

С другой стороны, и Москва понимает, что в этом вопросе нельзя опоздывать. Наверное, в Кремле не ожидали такого развития событий по поставке азербайджанского газа на внутренний рынок Турции и строительство газопровода через ее территорию прямо в Европу. Поэтому дали “зеленый свет” и полный ход для реализации Южного потока уже в текущем году.

– Насколько Азербайджан зависим в энергетическом плане от России? Какими рычагами давления обладает Москва?

– Азербайджан всю жизнь был энергозависимым: и при царской России, и при Советском Союзе, и с приобретением независимости. Да, был период, когда Азербайджан импортировал газ из России, но это делалось для эффективности работ теплоэлектростанций, а не из-за нехватки голубого топлива для собственных нужд. С 2010 года Азербайджан является экспортерам газа в Россию и в текущем году объемы экспорта составит около 1,6-1,7 млрд. кубометров, хотя “Газпром” подписывал контракт с Госнефтекомпанией Азербайджана об импорте 3 млрд. кубометроа газа.

У России в энергетическом плане нет рычагов давления на Азербайджан. Баку имеет в обход России два экспортных нефтепровода и три газопровода (один в  Турцию, отдельную трубу в Грузию, еще один в направлении Ирана).

Россия может давить на Азербайджан, скорее всего, в вопросе Нагорного Карабаха. Всем известно, что Армения – это не только стратегический союзник РФ, но и официальный Ереван себя считает форпостом Москвы. В этом вопросе тандем Москва-Ереван может нагнетать военно-политическую обстановку в регионе, тем самым создавая напряженность вокруг трубопроводов.

– Каковы реальные возможности Азербайджана? Есть ли официальные данные об объемах месторождений и насколько официальные данные совпадают с реальными?

– Официальные данные любого постсоветского государства, обычно, при оценке своих запасов минеральных ресурсов бывают завышенными, чем данные авторитетных компаний. Однако строить политику или проекты, основываясь на этих данных тоже ошибка. Приведу пример. Например, компания ВР ежегодно публикует данные о резервах нефти и газа в той или другой стране. Если на основе этих данных строить свое будущее, то можно сказать, что “до конца света” рукой подать…

По подсчетам ВР, у Азербайджана объемы доказанных запасов нефти по итогам 2010 года составили 1 млрд. тонн и этой нефти хватит стране менее чем на 20 лет. Почему? Они исходили из того, что в том году в стране было добыто 50,8 млн. тонн и с такими темпами так и получается. Однако, спустя 2 года в Азербайджане уже будет добыто чуть более 42 млн. тонн нефти. И запасы нефти увеличились до 1,1 млрд. тонн, так как за это время были открыты два газоконденсатных месторождения, а объемы добычи уменьшились и получается, уже нефти нам хватит на 26 лет. Но после 2016 года объемы добычи уменьшатся примерно до 38 млн. тонн. А к тому времени объемы открытых месторождений в результате оценочного бурения на глубоководье еще увеличатся. Так и получится, что в конце этого десятилетия объемов нефти для Азербайджана будет хватать с его растущим потребностями минимум еще на 20 лет.

Другой пример, когда месторождение “Нефтяные Камни” было открыто в 1949 году, геологи считали, что уже через 30 лет это месторождение будет закрыто. Сейчас же на этом месторождении добывается свыше 900 тыс. тонн нефти в год. А  до сих пор осваиваются новые горизонты. И геологи считают, что до 2028 года на “Нефтяных Камнях” коммерчески эффективная добыча будет продолжаться.

Что касается газа, то все крупные месторождения голубого топлива были открыты иностранными компаниями. Только газоконденсатное месторождение “Умид” было открыто в конце 2010 года собственными силами Госнефтекомпании. Поэтому здесь каких-либо расхождений не наблюдается. Однако компании официально объявляют или публикуют те объемы, которые можно добыть в контрактный период. Объемы же доказанных запасов газа страны составляют 2,6 трлн. кубометров.

– Какова стратегия Баку в случае падения мировых цен на нефть и газ, существует ли некий антикризисный план?

– Для этого в 1999 году был создан Нефтяной Фонд. На 1 октября на счету Фонда имелось 10 тонн золота и 33,2 млрд. долларов.

– На каком этапе находится процесс раздела акватории Каспия, соответственно, и месторождений, расположенных на шельфе?

– Ни на каком – как было, так и остается.

– Насколько интересно Азербайджану дальневосточное направление: Китай, возможно, Индия. Возможна ли переориентация приоритетов по экспорту углеводородов?

– А каким образом? Это уже из области фантастики Жюль Верна… Об этом политики или же чиновники нефтяных компаний говорят, когда хотят, чтобы на них обращали внимание.

Фуад Шахбазов,

специально для newcaucasus.com (Оригинал публикации)

Bir cavab yazın

Sizin e-poçt ünvanınız dərc edilməyəcəkdir.