Нишевой подход к решению проблемы «серой зоны» Нагорного Карабаха

1A9799F0-3057-4BE6-AA47-F08F61F95E84_mw1024_s_n

Оригинал публикации

Нагорный Карабах – яркий пример, когда рост глобальных угроз опережает рост возможностей международных организаций управлять процессами глобализации и контролировать ситуацию с помощью имеющихся механизмов. Нужен новый подход. Вопросами урегулирования нагорнокарабахского конфликта занимается Минская группа ОБСЕ, в рамках этой организации возможно применение нового «нишевого» подхода, пришедшего из практики НАТО. 

Глобализацию в настоящее время считают не явлением, к которому надо приспосабливаться, а закономерным развитием политических процессов, которому надо соответствовать. Одна из важнейших задач, стоящих перед международными организациями, заключена в поиске путей повышения степени управляемости процессами глобализации в наднациональном масштабе для избежания эскалации конфликтов и для полного их разрешения. Согласно теории политической глобалистики, которую разрабатывают ученые  МГУ им. М.В. Ломоносова на факультете глобальных процессов –Ильин И.В., Леонова О.Г., Розанов А.С.1 – политическая глобализация рассматривается, как глобальный динамичный нелинейный процесс усиления и усложнения взаимозависимости между всеми элементами глобальной политической системы. Но, наиболее сложным вопросом является то, каким должен быть алгоритм взаимодействия государств, чтобы взаимозависимость их была нелинейной и достаточно сложной и неделимой? Рассмотрим эту проблему на примере участия Азербайджана и Армении в исполнении «Кодекса поведения, касающегося военно-политических аспектов безопасности» ОБСЕ (OSCE Code of Conduct on Politico-Military aspects of Security), и в рамках поиска новых алгоритмов, которые можно применить для повышения степени управляемости международными процессами.

ОБСЕ является наиболее крупной организацией в области безопасности. Она объединяет 57 государств-участников из Северной Америки, Европы и Азии, но при этом определяет себя в качестве региональной. Перед тем же вызовом стоит сегодня и НАТО, партнерский формат организации ширится, но НАТО привязана основным Вашингтонским договором к определенному региону. В отличие от НАТО, действующей в основном в условиях развившихся военных конфликтов, ОБСЕ специализируется на поиске инструментов раннего предупреждения и предотвращения конфликтов, а также на дипломатическом урегулировании кризисов и на постконфликтном восстановлении доверия и межгосударственных отношений.

Документ «Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности», принятый ОБСЕ в Будапеште в 1994 году, содержит важное утверждение, что безопасность неделима и неразрывно связана с безопасностью всех других государств-участников; никто не может укреплять свою безопасность за счет безопасности других государств. Это ключевое утверждение многие пытаются сегодня заложить в возможные новые договоренности в области безопасности, однако достичь на практике неделимости вопросов безопасности между разными государствами не удается.

В документе ‘Information exchange on the OSCE Code of Conduct on Politico-Military aspects of Security’ /2012/, подготовленном миссий Азербайджана в ОБСЕ (Permanent Mission of the Republic of Azerbaijan of the OSCE) отмечено, что Нагорный Карабах, оккупированная армянскими вооруженными силами территория Азербайджана, представляет из себя убежище для террористов и «серую зону», где невозможно гарантировать выполнение антитеррористических мер. Террористы используют эту «серую зону» для незаконного оборота оружия, торговли людьми и наркотиками, отмывания денег.

В ОБСЕ работает Антитеррористическое подразделение и создан Департамент по противодействию транснациональным угрозам с целью комплексного сотрудничества с организациями-партнерами: НАТО, ОДКБ, Советом Европы и Европейским союзом. В ежегодном вопроснике ОБСЕ по ‘Code of Conduct’ страны перечисляют основные меры по участию в обеспечении безопасности по трем разделам: I. Межгосударственные элементы; II. Внутригосударственные элементы; III. Доступ общественности. В документе каждая страна детально перечисляет все меры, которые она предпринимает в сфере безопасности. В рамках одного из измерений Хельсинкского Заключительного акта – военно-политического – приоритетной задачей является противодействие терроризму. Однако отсутствие результатов в урегулировании нагорнокарабахского конфликта все больше отражается на невозможности осуществлять антитеррористические меры в регионе Южного Кавказа. В данном аспекте региональный конфликт превращается в транснациональную угрозу и требует интенсивного поиска решений. Это яркий пример, когда рост глобальных угроз опережает рост возможностей международных организаций управлять процессами глобализации и контролировать ситуацию с помощью имеющихся механизмов.

Вопросами урегулирования нагорнокарабахского конфликта занимается Минская группа ОБСЕ. В переговорный процесс по этой теме НАТО не вовлечена. Но, участие Азербайджана и Армении в общем партнерском формате программы «Партнерство ради мира» служит укреплению режима безопасности в регионе, хотя это не позволяет улучшить ситуацию в«серой зоне» в Нагорном Карабахе, где невозможно организовать меры противодействия терроризму, даже усилиями НАТО.

В 2011 году после Берлинского саммита министров иностранных дел стран НАТО, на котором был принят пакет документов по партнерской стратегии Альянса (Berlin partnership package), на заседании Ассоциации Атлантического Договора (Atlantic Treaty Association)в Брюсселе, обсуждая изменения в партнерских подходах на международном уровне,Джеймс Аппатурай, заместитель помощника генерального секретаря НАТО по политическим вопросам и политике безопасности, специальный представитель генерального секретаря НАТО по Кавказу и Центральной Азии (James Appathurai, NATO Deputy Assistant Secretary General for Political Affairs and Security Policy, Special Representative for Caucasus and Central Asia)2 предложил системный подход, который включает три направления Tracks for Partnership и соотносится с тремя ключевыми задачами, обозначенными в Стратегической Концепции НАТО-2010-2020 (Совместная оборона, Кризисное урегулирование и Общая безопасность).

Направления или треки партнерства Tracks for Partnership следующие: I. Смена мышления стран-партнеров с географического подхода на нишевой; II. Поддержание общей ресурсной базы для совместных партнерских программ; III. Институционализация роли стран-партнеров в процессе принятия решений НАТО. Треки интересны с точки зрения выполнения ‘Code of Conduct’, так как позволяют уйти от линейного перечисления мер, ранжируемых на 2 группы: межгосударственные и внутригосударственные. Треки дают возможность сосредоточить внимание и усилия на трех основных направлениях: своя ниша в общем неделимом пространстве безопасности, объем доступных ресурсов для обеспечения безопасности и возможности для продвижения инициатив и принятия решений в сфере международной безопасности. Таким образом, можно подойти к решению проблемы «серой зоны» в Нагорном Карабахе нелинейно, усложнив взаимозависимость между странами, создав неделимость на уровне одной ниши.

Нишевой подход – первый трек – позволяет взглянуть по-новому на нарастающую проблему терроризма в регионе Нагорного Карабаха, объединив все меры, независимо от того, касаются ли они международного уровня ООН, регионального уровня различных организаций, двусторонних договоренностей или национальных внутренних мер. Также это заострит вопрос о необходимости гармонизировать антитеррористические меры между всеми заинтересованными участниками. В один трек могут быть объединены меры Азербайджана и Армении по вопросам противодействия финансированию терроризма, выявления террористических баз, борьбы с незаконным оборотом оружия, выявления попадания в руки террористов ядерных материалов и т. д. Эти нишевые вопросы могут объединить военных Азербайджана и Армении за одним столом переговоров без необходимости решать кардинально спорный территориальный вопрос.

Второй трек – ресурсы – может помочь двум странам сконцентрировать внимание на обмене информацией о террористах, доступной благодаря различным международным и двусторонним соглашениям. Важным шагом может стать создание общего фонда двух стран для проведения антитеррористических мер в «серой зоне» Нагорного Карабаха. А также решение этого вопроса возможно на площадке ОДКБ, где Азербайджан может участвовать в антитеррористических мероприятиях.

И третий трек – усиление голоса стран в переговорном процессе. В этом аспекте у двух стран сейчас много возможностей, площадки ОБСЕ и НАТО, посредничество России, СНГ и ОДКБ, но все они упираются в необходимость кардинального решения территориальной проблемы. Переговоры Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна, прошедшие в ноябре 2013 года в Вене, стали первыми за последние два года, что обусловливает хорошие перспективы для продвижения в переговорном процессе. В Совместном заявлении глав делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и министров иностранных дел Азербайджана и Армении от 5 декабря 2013 года было сказано, что по итогам заседания Совета министров ОБСЕ в Киеве приветствуется возобновление диалога двух сторон на высшем уровне между президентами Азербайджана и Армении. Актуальность поиска мер урегулирования конфликта и установления антитеррористического контроля в «серой зоне» Нагорного Карабаха обусловлена еще и таким фактором, как предстоящий вывод ISAF из Афганистанас возможной дестабилизацией региональной обстановки и повышением уровня террористическх угроз.

 

Авторы:

Ольга Колесниченко, PhD, Москва, Российский государственный социальный университет (РГСУ), редактор, публицист, главный редактор Бюллетеня “Анализ безопасности”;
http://bronislavmazursecurityanalysis.wordpress.com/

 

Фуад Шахбазов, политический обозреватель, Баку, Президент регионального офиса Евразийского Института, Член Совета Директоров Международного Клуба Ближневосточных исследований МГИМО.
http://fuadshahbaz.com/haqqinda-about