Интервью с Сергеем Палагиным

Сергей Палагин
Сергей Палагин

 

В рамках рубрики “Гость блога”, представляем вам следующее интервью с известным политологом и военным экспертом, Директором Центра изучения Внешней политики и Безопасности Сергеем Палагиным.

Спасибо Сергей, что согласились уделить время и ответить на вопросы. Вопросы у меня относительно развития и деятельности организации ШОС. Я знаю, что недавно в вашем центре прошла презентация новой книги на эту тему.

– Я признателен Вам за то, что дали возможность высказать свою точку зрения по актуальным вопросам безопасности в регионе Центральной Евразии, и готов от имени общественной организации «Центра изучения внешней политики и безопасности» пообщаться с Вами, Фуад.

 

– Как в целом вы оцениваете деятельность ШОС в регионе и как оцениваете ее роль в качестве потенциальной организации?

Как правило, деятельность ШОС оценивается неоднозначно, как деятельность некой «региональной международной структуры, находящейся на начальном этапе своего становления», либо даже, как региональной организации коллективной безопасности.

Несомненно, ШОС — международная организация, т.к. создана в соответствии с нормами международного права.

В рамках этой Организации взаимодействует Россия, Китай и страны Центральной Азии. ШОС уже заняла свою собственную нишу в системе международных отношений в Евразии, постепенно расширяет сферу своей деятельности, наращивает активность по многим направления сотрудничества. Если первоначально «шанхайская пятерка» была ориентирована, прежде всего, на вопросы безопасности в военном измерении, то ШОС, созданная в 2001 году, сегодня занимается широким спектром проблем общеполитического, экономического, социального и гуманитарного порядка.

Основной вопрос перспективы деятельности ШОС — может ли Организация стать весомым, действительным стержнем стабильного и безопасного развития Центральной Евразии, обладает ли она реальным потенциалом для того, чтобы принципиальным образом переформатировать проблему безопасности и стабильности в центре Евразии?

– Недавно в прессе появилась информация о том, что посол Белоруссии в Китае Виктор Бури встретился с генеральным секретарем ШОС чтобы обсудить перспективы развития организации и возможность участия Белоруссии в ее мероприятиях. 

Беларусь имеет в ШОС статус партнера по диалогу. Практика взаимодействия со странами-партнерами пока не наработана, что усложняет процесс.

Для Беларуси диалог с ШОС — возможность подключения к межрегиональным проектам сотрудничества с учётом выгодного транзитного положения между Востоком и Западом. Для ШОС Беларусь — это выход на европейскую площадку, усиление связей Востока и Запада

Есть предположения что, ШОС в будущем пятилетии будет полноценным игроком и конкурентом НАТО во всех сферах. Каково Ваше мнение на этот счет?

Государства-члены ШОС считают, что безопасность Центральной Азии неразрывно связана с перспективами мирного процесса в Афганистане. Они неоднократно заявляли о своей поддержке усилий международной коалиции, проводящей антитеррористическую операцию в Афганистане.

Следует подчеркнуть, что ШОС не имеет никаких признаков и характеристик военно-политического блока, у нее нет намерений становиться каким-либо альянсом с выраженной военной составляющей, а взаимодействие по линии оборонных ведомств развивается практически исключительно в антитеррористических целях. Деятельности ШОС, согласно ее заявленным позициям, чужды идеологизированные и конфликтные подходы к решению актуальных проблем международного и регионального развития.

В настоящее время среди западных исследователей широко распространено мнение, что ШОС имеет антиамериканскую направленность и создана в противовес блокам США и западных стран. С чем это связано?

Отдельные западные эксперты склонны рассматривать ШОС в первую очередь как «мощный антиамериканский бастион в Центральной Азии», в то время как другие аналитики обращают внимание, прежде всего, на то, что латентные трения между Россией и Китаем не позволяют ШОС сформироваться в виде «сильной и объединенной» структуры антиамериканской направленности. Надо сказать, что своеобразный антиамериканский подтекст деятельности ШОС выделяют и авторитетные российские специалисты.

Хотя у США, по-видимому, нет четкой, однозначной стратегической линии относительно Центральной Азии, все же один аспект американской политики просматривается отчетливо — «дифференциация» отношений с центральноазиатскими странами-членами ШОС, которая объективно способна ослабить внутреннюю сплоченность Организации.

Можно ли смело утверждать, что ШОС  —  самая могущественная организация, действующая на постсоветском регионе, и что у этой организации еще все впереди?

Несмотря на большое количество негативных факторов, тормозящих развитие ШОС, существует и весомый цементирующий элемент — общая заинтересованность всех государств-членов иметь в лице этой Организации оптимальную диалоговую площадку для обсуждения и решения актуальных региональных проблем. Это подтверждается и тем, что многие государства Центральной Евразии, такие как Индия, Пакистан, Иран, стремятся стать полноправными членами ШОС.

В большинстве своем вся эффективная деятельность ШОС сильно зависит от российско-китайских отношений. Смогут ли эти два геополитических врага объединиться, чтобы противостоять надвигающейся угрозе со стороны НАТО?

На сегодняшний день ШОС не является четкой структурой для координирования шагов России и Китая в Центральной Азии. Различия интересов двух крупнейших акторов Организации обозначались по мере их реагирования на изменение ситуации в регионе. Возникшая в виде общего механизма, формально предоставлявшего всем своим участникам гарантии безопасности, ШОС сохранила изначально заданную степень декларативности, так и не реализовав в практическом плане заявленного потенциала.

Данный факт обусловлен результатами расхождения изначально совпадавших интересов Китая и России в ШОС.

В отличие от КНР, РФ в условиях геополитических изменений в Центральной Азии осенью 2001 года утратила первоначальный стимул к взаимодействию в ШОС. Однако осенью 2003-2004  гг. под влиянием угрозы распространения «цветных революций» на пространстве СНГ, расширения НАТО, увеличения наркотрафика из Афганистана, а также улучшения своей внутриэкономической ситуации, РФ активизировала в ШОС инициативы в области безопасности. Фактическое блокирование Китаем российских проектов в военно-политической и энергетической сферах и отсутствие у России поддержки в ШОС по южноосетинскому и абхазскому вопросам в 2008 году на фоне развертывания мирового финансового кризиса привело к новому взгляду РФ на ШОС как на механизм расширения влияния на КНР в Центральной Азии.

Сохранение характера декларативности в работе ШОС и дальнейшее расхождение китайских и российских приоритетов могут стать для организации серьезным вызовом в складывающихся новых условиях второго десятилетия ее существования.

 

Спасибо за интересные и полезные ответы, Сергей.

Вам спасибо и удачи !